Музыка бывает хорошая и никакая

 

2 ноября в столичном Crocus City Hall – юбилейный концерт заслуженного артиста России Алексея Глызина
 

Алексей выступал в разных коллективах: «Добры молодцы», «Самоцветы», «Ритм», наконец, «Весёлые ребята», где к певцу пришла всесоюзная популярность. С 1988 года Алексей Глызин выступает сольно. Среди самых известных его песен – «Зимний сад», «То ли воля, то ли неволя», «Поздний вечер в Сорренто», «Ты не ангел» и др. - Алексей, 2 ноября на своём юбилейном концерте вы будете петь старые, проверенные временем хиты или удивите чем-то новым?

– Я не хочу привязываться к слову «юбилей», однако пройден немалый путь, поэтому на концерте будут звучать в основном песни, которые давно не исполнялись. Например, «Всё позади» или вот наши поклонники просят спеть песню «Доплыву до буйка». Это наши первые хиты, записанные в начале 90-х годов. Конечно, я не обойду вниманием и творчество многих коллективов, где работал: «Самоцветы», «Ритм» – коллектив Аллы Пугачёвой, огромный пласт – «Весёлые ребята». Возможно, всё это будет в виде какого-то попурри. У меня больше 200 песен, и если их все петь, получится слишком «долгоиграющий» концерт.

– Кто из именитых гостей будет выступать с вами на одной сцене?

– Я бы не хотел раскрывать все карты, но будут, например, Батыр Шукенов, Николай Носков. – Кого вы сейчас видите на своих концертах – тех, кто давно вас знает и любит, или приходят молодые зрители?

– Молодёжи приходит достаточно много. Публика действительно разная, и меня это всегда удивляет, является некоей загадкой. Но, наверное, это наше большое достижение, потому что, когда ты растёшь и вместе с тобой растёт твой зритель, это не всегда весело. Очень часто приходят родители с детьми. Что, безусловно, тоже радует.

– А вы чем-то пытаетесь специально завоевать молодую аудиторию – новыми ритмами, музыкальными стилями, инструментами, компьютерными эффектами?

– По-моему, это бесполезная трата времени. Как можно завоевать молодую аудиторию, если у них совсем другое мировоззрение, они на другой музыке воспитаны, живут в век всеобщей компьютеризации, планшетов, айфонов и других гаджетов. Музыка есть хорошая, качественная и непонятно какая. Поэтому главный критерий – качественная музыка, красивые мелодии, которые ложатся на слух и западают в душу. Вот этим надо брать молодёжь. Что, кстати, не так просто. Чтобы не разочаровать зрителя, нужно что-то новенькое изобретать. Чем и занимаемся перед большим сольным концертом. – В каком самом дальнем уголке нашей страны вы выступали?

Мы пели и на Камчатке, и на Сахалине, и в Магадане. Как-то мы летели 9 часов до Анадыря. А потом ещё три часа от Анадыря на самолёте Ан-26 до Певека – это самый северный город России, административный центр Чаунского района Чукотского автономного округа. Первый канал устроил такую акцию для жителей районов Крайнего Севера, и мы выступали в бригаде артистов. Я лично жил в домике, принадлежащем Роману Абрамовичу в его бытность губернатором Чукотки. Из пейзажа там помню только замёрзшие башенные краны. Край географии, но люди там живут и работают, и оттуда уже невозможно никуда убежать. Мы выступали в клубе на 400 мест: два дня по три концерта. В память о тех суровых местах хозяева подарили мне красивую тарелку с надписью «Я люблю Чукотку», которую я до сих пор использую в хозяйстве.
– Устаёте от гастролей или вам такой ритм жизни нравится?

– Я в таком ритме нахожусь уже много лет. Переношу это совершенно нормально, все эти перелёты – сегодня мы находимся в Сочи, а завтра я улетел в Якутск. Конечно, перемещение из одного климата и часового пояса в другой иногда отражается на здоровье. Ты не высыпаешься, выбиваешься из режима, а это самое страшное для голосовых связок. Приходится принимать какие-то таблетки, полоскать горло. А когда совсем беда, берёшь граммов 30–50 хорошего коньяка, наливаешь его в тёплый чай, выжимаешь туда пол-лимона. И всё это потихоньку пьётся. Отлично разогревает связки! Только ни в коем случае нельзя пить шампанское, холодное пиво или водку перед концертом. Помню, с «Весёлыми ребятами» мы как-то приехали в украинский Мелитополь. И нас с Сашей Буйновым друзья пригласили на Азовское море. Штормило, был декабрь. Под уху выпивали холодную водку. А на следующий день – концерт. Я простыл, охрип. За меня фактически пели другие. Благо в «Весёлых ребятах» было несколько вокалистов. Для меня это серьёзный урок на всю жизнь – подвёл и зрителей, и товарищей.

– Это правда, что ваш сын Игорь когда-то играл в вашей группе?

– Да, два года назад он ездил с нами на гастроли, когда ещё не было этой страшной ситуации на Украине, – в Луганск и Донецк. Проходил в составе нашего коллектива производственную практику. Сейчас Игорь учит китайский язык – крайне сложный. Там, по-моему, четыре интонации. Любое слово, сказанное с разной интонацией, имеет совершенно другой смысл. Правда, Игорь не очень усидчивый. Поэтому я ему всегда говорю: зная китайский и английский, ты можешь быть сейчас в полном порядке, считай, ты обеспечен на всю свою жизнь!

 

 

 

 

Please reload